Сплавы по Чусовой из Перми

Приглашаем всех желающих в удивительное приключение – сплав по жемчужине Урала – реке Чусовой.

Река Чусовая – одна из самых красивейших рек Урала с удивительной историей, открывающая огромное количество потрясающих достопримечательностей, таких как скал, пещер и памятников природы.

Река Чусовая – уникальная в своем роде река, потому что она находится одновременно и в Европе и в Азии, пересекая  Уральские горы.

Есть несколько вариантов ответа на вопрос о происхождении названия реки Чусовая. Одна из версий гласит о происхождении из слов «чус – ва»: «чус» – «быстрая», «бойкая» на удмуртском языке, «ва» – «вода» в переводе с коми-пермяцкого, т.е. «быстрая (бойкая) вода».

Другая версия выдвинута в 18 веке академиком И.И. Лепухиным, который заподозрил ошибку в названии реки. Он предположил, что река Чусовая должна называться Часовой, ибо ожидает часа, в которой «суда отпустить можно». Однако, гипотеза эта не выдерживает никакой критики, так река получила свое название до начала отправки по ней судов.

Третья версия гласит о происхождении названии реки Чусовая от слова «Чуоси», что на  языке народов коми обозначает «священная река».

Благодаря тому, что река Чусовая является одной из самых красивых рек Урала, сплав по Чусовой относится к разряду самых интересных сплавов на катамаранах среди туристов: живописные скалы, которых насчитывают пару сотен, каждый из которых имеет свое название и историю, гроты и неглубокие пещеры. Удивителен тот факт, что скалы на берегах реки Чусовой называют камнями, а те скалы, на которые несет течением реки – бойцами, так как о них бились барки с заводской продукцией.

В долине реки Чусовой прорастают краснокнижные растения, а в лесах проживают дикие животные: рыси, кабаны, волки, куницы, соболи, лоси и др. В реке Чусовая водится значительное количество рыбы. Обитают и ценные породы, такие как таймень и хариус. Поэтому любителей рыбалки ждет превосходный активный рыболовецкий отдых.

Сплав по Чусовой – не просто активный отдых для вас, это, в первую очередь,  удивительное путешествие по истории Урала.

Тур Сплав по Чусовой 3 дня
Стоимость 3 400 руб
Транспорт Автобус
Трансфер Пермь – р.Чусовая
Посмотреть
Тур Сплав по Чусовой 7 дней
Стоимость 7 300 руб
Транспорт Автобус
Трансфер Пермь – т/б “Затерянный мир”
Посмотреть
Тур Сплав по Чусовой 12 дней
Стоимость 10 300 руб
Транспорт Автобус
Трансфер Пермь – т/б “Затерянный мир”
Посмотреть

Перечень береговых скал и гор реки Чусовой от пос. Усть-Койва до г. Чусового

Дыроватые Ребра - камень

С 1965 г. – ландшафтный памятник природы. Находится в 3 км выше впадения реки Койвы.

Впервые упоминается профессором А.А. Краснопольским в 1889 году, однако под несколько другим наименованием: «…на правом берегу возвышаются живописные скалы, известные под названием Дыроватого Камня». Он же отметил и уникальную особенность этого берегового обнажения:

«В одной скале камня находится сквозная дыра в виде тоннеля» и в своем отчете поместил фотографию необычного природного явления. (Краснопольский, с. 219).

Автор первого «советского» туристского путеводителя по Чусовой (1932) Владимир Воробьев первым объяснил причину названия этого чусовского «бойца»:

«…очень интересный и красивый камень Дыроватые Ребра. В одной скале этого камня имеется большое сквозное отверстие, которое и дало основание называть его дыроватым». (Воробьев, с. 143)

По описанию знаменитого ученого-карстоведа Г.А. Максимовича (1963):

«В нем имеется три пещеры и карстовая арка. Этот камень выступает в виде 5 отдельных голых скал среди залесенного массива. Крайние скалы более массивные, средние – в виде острых зубьев». («Пещеры» № 3, с. 60-61)

Евгений Ястребов, написавший самый подробный «советский» путеводитель «По Чусовой» (1963) уточняет описание камня:

«Скалы представляют собой ряд крупных, вертикально поставленных пластов, разделенных глубокими, но крутыми залесенными логами. Особенно примечательна одна – с большим сквозным отверстием, хорошо видимым с реки. К этому отверстию можно подняться без особого труда по крутому и местами осыпающемуся склону». «Кроме своеобразной дыроватой скалы, – продолжает он, в камне имеются пещеры, видимые с лодки и тоже легко доступные. В одной из них, находящейся в последней скале, вполне может укрыться от дождя большая группа туристов». (Ястребов, с. 128).

Федор Опарин, автор второго путеводителя «По Чусовой» (1936), первым подчеркнул, что «большое сквозное отверстие» образует в Дыроватых Ребрах «широкую каменную арку». (Опарин, с. 65-66).

За свои весьма внушительные размеры (9х11 м) в настоящее время она широко известна среди туристов Урала под названием «Царские Ворота». Несомненно, то, что в столь одиозном имени природной арки отражено невольное сравнение изящества и красоты ее строения с «Царскими Вратами» православного храма, где так называются центральные резные двери в иконостасе, ведущие в алтарь к престолу, которые раскрывались только в особых случаях для беспрепятственного общения души страждущего со Святым Духом. (Беловинский, «Иллюстрированный энциклопедический словарь…», с. 733)

Старожилы поселка Усть-Койва рассказывают, что в период расцвета населенного пункта при проведении многочисленных тогда свадеб молодожены непременно совершали ритуал прохождения под сводом арки туда и обратно. По народному преданию это приносило счастье в семейной жизни. А самые старые жители утверждают, что такая свадебная традиция существовала, не только в советский период, но и в царские времена.

Среди ученых официальное наименование уникального природного объекта менее звучное, а, если точнее, совсем безликое – Усть-Койвинская карстовая арка. Пещеру же, упомянутую Е.В. Ястребовым, современные любители активного отдыха называют «Гротом Влюбленных».

Береговые скалы под названием «Дыроватый Камень» возвышаются по берегам многих рек Пермского края, причем на таких крупных реках, как Вишера, Чусовая и Березовая береговых утесов с таким именем насчитывается по два. Известная собирательница народного фольклора на Урале В.П. Кругляшова в своей книге «Предания и легенды Урала» приводит, в общем-то, уже известную причину возникновения народного названия таких скал:

«Дыроватый Камень – пещер в нем много, дыр…» (Кругляшова, с.77)

Однако, среди многочисленных Дыроватых Камней Урала и Пермского края чусовские Дыроватые Ребра – единственные! Это обусловлено совершенно иным, особенным, в отличие от других, строением берегового скального обнажения. В «Толковом словаре…» В.И. Даля географический термин ребро означает:

«Ребристые бока кряжа, где камень вышел гребнями, ребрами». (Даль, IУ, с. 87)

Авторы трех путеводителей (Опарин, братья Постоноговы и Иванов) считают, что береговой утес имеет второе наименование или «раньше назывался – Филин» (Постоноговы, с. 88), однако это не подтверждается ни историческими данными, ни опросами местных жителей. Скорее всего, это связано с путаницей авторами названий Койвинский Камень и Филин (Филиновый Камень): надо же было приткнуть куда-то второй, когда первый вроде бы оставался на месте.

Филин (Филиновый Камень)

С 1991 г. – ландшафтный памятник природы. Возвышается на левом берегу Чусовой, в 500 м выше устья Койвы.

Вероятно, поэтому авторы некоторых путеводителей (Ястребов, Торопов, Постоноговы, Зуев) ошибочно именуют его Койвинским Камнем. На самом деле, Койвинским Камнем, по утверждениям старожилов поселка Усть-Койва, называется вся гора, а точнее вытянутый на север (вниз по течению) высокий залесеный увал-мыс, который Чусовая огибает при впадении в нее Койвы.

Абсолютная высота увала составляет 267 м над уровнем моря, что на 140 м превышает отметку реки Чусовой при впадении в нее Койвы. Протяженность речного мыса более 3 км, ширина перешейка менее 1 км. Верхняя по течению, восточная часть этого мыса, напротив поселка Усть-Койва, обрывается к Чусовой скалами камня Филин (Филинового Камня), а нижняя часть, западная, напротив нижней части камня Таш – Койвинским Камнем.

Географический термин камень, в Пермском крае, кроме основного значения – «береговая скала» или «утес», весьма продуктивен и означает также – «мыс», «гора», «возвышенность», «вершина», «гряда», сложенные твердыми породами. (Мурзаев, «Словарь», с. 249) Примеров тому множество, это горы: Вогульский Камень, Дикий Камень, Колчимский Камень, Мясной Камень, Хариусный Камень и др. В том числе и Койвинский Камень с мощными скальными обнажениями.

Береговой камень Филин или Филиновый Камень по данным Алексея Иванова представляет собой:

«несколько скальных выходов до 30 м высотой в крутом, высоком, заросшем лесом склоне берега». По его мнению: «Со стороны Койвы камень похож на распростертую крылья птицу – например, филина». (Иванов, «Вниз…», с. 203)

При более детальном осмотре берегового камня, как говорится, «в лоб», со стороны поселка Усть-Койва, выяснилось, что он состоит всего из трех обнажений. Два крайних более высоких скальных обрыва, поднимаются до 50 м и идентичны, как по размерам, так и по строению в виде прямоугольников со сглаженными овальными краями. Они разделены глубоким, крутым и узким распадком. В его устье ближе к руслу Чусовой от реки поднимается меньший по высоте треугольный останец. Вершину скал, их подножие и распадок, сверху донизу, занимает темнохвойная тайга, подчеркивая, тем самым светлую окраску всех трех береговых утесов. Даже при плохом воображении сходство с очертаниями головы филина поразительное: две крайние скалы – это большие округлые глаза птицы, а между ними маленький по размерам, но острый нос хищника… Также объясняют причину происхождения наименования камня и местные старожилы, при этом, заостряя внимание на том, что в старину, когда хвойный лес был не таким высоким, как сейчас, чернеющие входы в небольшие пещеры, расположенные в крайних, более высоких скалах, делали их еще более похожими на глаза филина:

«Тогда дыры пещер были вроде зрачков».

По сложившемуся на этой почве мнению издавна считалось, что в основе названия берегового утеса стоит сравнительная метафора: за его сходство с головой филина. Эта версия всегда была доминирующей, не вызывающей никаких сомнений, поэтому иных объяснений названия камня никогда не выдвигалось. Однако, по нашему мнению, существует и другая, причем научно обоснованная версия, появления этого наименования: название берегового утеса могло произойти от антропонима – имени, фамилии или прозвища человека.

Так, Н.М. Тупиков в «Словаре древнерусских личных собственных имен» (1903) среди прочих приводит прозвище и фамилию – Филин. Первое датировано 1491 годом, вторая – 1664. (Тупиков, с. 436)

Юрий Федосюк в своей книге «Русские фамилии» о происхождении этой фамилии рассказывает следующее:

«Не от птицы филин, а от Филя – уменьшительной формы множества русских имен». (Федосюк, с. 190-191)

Его существенно дополняет В.А. Никонов, крупнейший русский специалист по ономастике – науке об именах: «Отчество от краткой русской формы Филя. Ее образование возможно из многих канонических (церковных) мужских имен древнегреческого происхождения, в основе которых philio – «любить». Среди них особенно частыми в России были: Филипп, Филарет, Филимон, Филей, Филон, Феофилакт…» (Никонов «Словарь русских…», с. 148.)

Все эти имена, кроме Филона, перечисляются Е.Н. Поляковой в «Словаре имен жителей Пермского края ХУI-ХУIII веков». (2007) (Полякова, с. 422-427)

Следовательно, существует большая вероятность того, что камень вполне мог получить свое название, как от имени, так и от фамилии или прозвища человека. Например, принимавшего участие в сплаве барок по Чусовой.

По утверждению Юрия Федосюка к тому времени:

«Имя Филя стало в народе синонимом простака, разини, несообразительного человека. Вспомним пословицу: «У Фили пили, Филю же и били». Отсюда же, и «простофиля». (Федосюк, с. 191).

Несуразный, смешной, надолго запоминающийся поступок недотепы с таким именем возле береговой скалы вполне мог стать поводом для ее названия. Но более всего вероятно то, что человек с таким именем, прозвищем или фамилией, мог быть жителем близ расположенной деревни Усть-Койва, и просто-напросто иметь на этом камне участок леса для сбора дров, ягод, грибов, охоты или сенокосные угодья, что также могло явиться причиной наименования камня. Как видим, и эта версия происхождения названия берегового утеса имеет достаточное веское право на свое существование.

По праву считается одним из красивейших береговых камней на Чусовой, хотя до сих пор памятником природы не является. Расположен в 1 км ниже впадения Койвы. Впервые описывается в 1889 году профессором А.А. Краснопольским:

«Ниже устья Койвы, в крутом завороте реки на юг, на правом берегу ее, обнажаются светло-серые мелкозернистые известняки, с плохими остатками кораллов…Известняки эти падают…под углом 40* градусов и образуют на правом берегу Чусовой высокие, довольно живописные утесы камня Красного». (Краснопольский, с. 220).

В том же геологическом отчете напечатана и черно-белая фотография берегового обнажения. Однако камень-красавец был намного раньше изображен знаменитым русским художником П.П. Верещагиным (1834-1866) на картине «Река Чусовая. Камень Красный». В настоящее время она хранится в Пермской художественной галерее. («Пермь». Фотоальбом, с. 96)

Наиболее полно береговое скальное обнажение описано Алексеем Ивановым:

«Боец сложен мощными пластами, которые скошены вниз слева направо. Высота до 40 м. Правый склон луговой, левый – лесной…Из подножья бьет карстовый источник». (Иванов, «Вниз, с. 209).

Евгений Ястребов дополняет описание последнего:

«Особенно мощным он бывает после сильного и продолжительного дождя. Тогда шум его слышен на расстоянии сотен метров, а вода в Чусовой около источника бурлит и пенится». (Ястребов, 130).

Только один из авторов путеводителей по Чусовой, Алексей Иванов хотя бы кратко, но попытался объяснить причину происхождения названия Красный Камень и выдвинул две основные версии:

«Скала покрыта пятнами красноватых лишайников, за что и получила свое название. Но, возможно, что назван «красным», и за свою красоту». (Иванов, «Вниз…», с. 209.)

Такие же объяснения, собранные у местных жителей, приводит и В.П. Кругляшова:

«Красный Камень – так его назвали за красоту его, за красный цвет». (Кругляшова, с. 76)

И первое, и второе объяснение не подлежат сомнению. Однако, в данном случае, живописный утес наверняка получил имя за изящество и красоту своих скальных обнажений. Этот факт у других авторов путеводителей, по-видимому, не вызывал никаких сомнений. По утверждению известного топонимиста Евгения Поспелова, скал и гор, сложенных красноцветными породами и получивших за это свои названия, в России значительно меньше многочисленных Красных, «на которых в прошлом проводились игры, хороводы, гуляния».

«Здесь «красный», – подчеркивает он, – «красивый» (солнечный, живописный)». (Поспелов, «Туристу…», с. 47)

Интересное и достаточно емкое дополнение о значении прилагательного красный приводит московский краевед Михаил Горбаневский:

«В древнерусском языке и современных русских народных говорах слово красный употребляется тогда, когда говорят о чем-то хорошем, важном, или, как пишет В.И. Даль в своем словаре, «о доброте, красоте: красивый, прекрасный, превосходный, лучший». То, что имело при себе определение красный, было лучшим, хорошим: красный угол – «красиво убранный угол с иконами, главный в избе», красное крыльцо – «главное, парадное и самое красивое крыльцо», красная девица – «красивая, хорошая, пригожая», красная строка, красное словцо и многое другое». (Горбаневский, с. 77).

По легенде, у Красного Камня Ермакова дружина впервые увидела вогула. Вот как это описано в повести Н. Коняева «Легенда о Ермаке»:

«Только у Красного Камня встретили людей. Тяжелые лесные кручи, отражаясь в реке, обычно темнили воду, а здесь, под Красным Камнем, вода была тревожно-красной, как кровь, и напротив, на каменистой отмели, горел костер. Вогулич с луком за плечами смотрел из-под руки на приближающиеся струги. Но когда казаки пристали к берегу, нигде сыскать вогулича не смогли…» (Иванов «Вниз…», с. 210)

Название камня – Таш, впервые упоминается Федором Опариным. (Опарин, с. 66) Без названия его скальные обнажения описаны профессором А.А. Краснопольским:

«Немного ниже этого камня (Красного, – прим. Авт.), выше деревни Койвы, на правом берегу серые мелкозернистые известняки падают под углом 35*». (Краснопольский, с 222).

Полное описание берегового обнажения и значение его названия дано Алексеем Ивановым:

«Несколько выступов и утесов до 25 м высотой. Утесы сильно заросли лесом. Отделен логом от камня Красного. В тюркских языках таш означает «камень». (Иванов, «Вниз…», с. 210, «Русско-татарский словарь», с. 245)

К этому остается лишь добавить то, что в настоящее время под наименованием Таш подразумевается лишь верхняя, наиболее высокая часть берегового обрыва, обнажающегося сразу за устьем речки Красновки, где из темного покрывала темнохвойного леса отчетливо выступает лишь один островерхий утес. Нижняя же часть скального обнажения сейчас среди некоторой части туристов известна под наименованием Стенка. Справедливости ради отметим, что обе части разделены узким логом, правда, с реки он едва заметен.

Представляет собой длинную отвесную скальную гряду, поросшую сверху хвойным лесом, с разрывами протянувшуюся по вершине левого берега Чусовой около километра: от нижней части камня Таш и почти до бывшей деревни Койва. Высота скал над уровнем Чусовой достигает 100 м. При этом высоту утесов скрадывает их большая удаленность от реки, которая колеблется от 300 до 700 м. Плохой обзор скальных обнажений с воды из-за прибрежного леса, а также их большая удаленность от берега для посещения, сделали камень почти неизвестным среди туристов. Со своим правильным названием и местонахождением он не упоминается ни в одном путеводителе. Как уже говорилось выше, обычно его путают с Филином.

Без названия камень описывается А.А. Краснопольским в геологическом отчете конца ХIХ века:

«Чусовая далее круто поворачивает на запад, и в этом повороте, на ее левом берегу, против деревни Койвы обнажаются те же самые известняки, которые мы видели уже на левом берегу ее выше деревни Усть-Койвы». (Краснопольский, с. 222)

То есть гряда сложена теми же породами, что и камень Филин. И еще одна существенная деталь. Подняться на вершину Койвинского Камня проще всего с нижней по течению вершины Филина, откуда весь путь до скальной гряды составит не более 500 м.

Свое название береговой гребень получил от третьего по величине притока Чусовой реки Койва, напротив устья, которой и возвышается. Это обычное явление в уральской топонимии: многие береговые скалы получают свои наименования по названиям рек, впадающих поблизости от них. Авторы большинства путеводителей по Чусовой: Воробьев, Опарин, Постоноговы, Торопов, Иванов в происхождении ее названия единодушны:

от коми-пермяцкого кой – «брызги» (из койны – «брызнуть», «плеснуть») и ва – «вода». (Воробьев с. 144, Опарин с. 66, Постоноговы с. 88, Торопов с. 235, Иванов с. 203)

Совершенно другого мнения известный знаток коми топонимов, автор «Коми- пермяцко-русского словаря» А.С. Кривощекова-Гантман:

«Первая часть гидронима встречается в коми-зырянской топонимии (Койгородок, Койшор). Ее можно сопоставить с коми кой – «пеночка» (птица). Слово могло войти в гидроним через антропоним или название рода». (Кривощекова, с. 103)

Тогда полный перевод названия реки будет «река племени Пеночки» или «река племени Птицы», а еще проще – «Птичья река». И это, неудивительно, так как коми до принятия христианства были язычниками, и каждое их племя имело свой тотем – обожествляемое животное (иногда явление природы, растение, предмет), считающееся предком рода. (Ожегов, с. 805) У одного это была птица, у другого медведь, у третьего комар и так далее. Обычно название от этнонима получали только крупные реки, в бассейне которого это племя или род и обитали. К таким рекам можно отнести и Койву. На связь названия реки с птицей указывает и А.В. Беляева в «Словаре географических терминов и других слов, встречающихся в коми топонимии»:

«Кой – «ток», «токование» (птиц)». (Беляева, с. 28)

Шаков КаменьПротянулся по правому берегу Чусовой на протяжении более километра между бывшей деревней Койва и устьем речки Поныш, в 4 км ниже впадения Койвы. Отмечается в геологическом отчете А.А. Краснопольского. По описанию Алексея Иванова береговой камень представлен «сначала тремя уступами высотой до 12 м, а затем сплошной стеной высотой 4-8 м». По его мнению:

«Камень похож на рукотворное сооружение. Название «Стенка» камню дал, видимо Е. Ястребов».

Многие туристы действительно считают, что вторым названием камня Шаков является наименование Стенка. Так уж получилось, что название, данное Ястребовым одному скальному обнажению (нижняя часть предыдущего камня Таш), перешло к другому и которое действительно ему полностью соответствует.

«Изначальное название – Шаков, – продолжает Алексей Иванов, – от коми-пермяцкого тшак – «гриб». Действительно, сырой, темный лес на вершине камня изобилует грибами».

По нашему мнению это объяснение неубедительно. В Пермском крае, да и на всем Урале нет ни Грибных гор, ни Грибных Камней. Существует другая, более достоверная русская версия происхождения названия этого берегового утеса. Она связана с россыпью больших валунов песчаника у подножья скального обрыва, расположенной в его нижней по течению части. Поперечник и высота наиболее крупных валунов песчаника достигает 3-4 м. Летом их можно наблюдать неподалеку от устья Поныша у самой кромки русла Чусовой метрах в 8-10 от скального обрыва Шакова. В весеннее половодье все они затоплены высокой водой и на поверхности реки ничто не напоминает об их существовании. В прошлые века во время сплава железных караванов, скрытые валуны представляли реальную опасность для барок. В устье Поныша расположена большая и высокая каменистая коса. Она перекрывает русло Чусовой слева почти наполовину и образует опасный перебор. Уходя вправо от Понышевского перебора, барки прижимались ближе к камню Шаков, однако здесь их ожидал неожиданный удар о днище, который зачастую приводил к печальным последствиям. В пермских говорах есть выражение шакнуть, что означает «ударить». Оно-то и закрепилось в названии камня Шаков. Подтверждение этой версии приводится в путеводителях «По Советскому Уралу» за 1928 и 1930 годы:

«Ниже Ермака расположены самые опасные «бойцы» Чусовой – камни Молоков и Разбойник. Ниже Разбойника и деревни Койвы опасные подводные камни у бойца Шакова. Далее – пещеры в камнях Глухих».

Царские Ворота - каменьФедор Опарин, автор второго советского путеводителя «По Чусовой» (1936), первым подчеркнул, что «большое сквозное отверстие» образует в Дыроватых Ребрах «широкую каменную арку». За свои весьма внушительные размеры (9х11 м) в настоящее время она широко известна среди туристов Урала под названием «Царские Ворота».

Несомненно, то, что в столь одиозном имени природной арки отражено невольное сравнение изящества и красоты ее строения с «Царскими Вратами» православного храма, где так называются центральные резные двери в иконостасе, ведущие в алтарь к престолу, которые раскрывались только в особых случаях для беспрепятственного общения души страждущего со Святым Духом.

Старожилы поселка Усть-Койва рассказывают, что в середине прошлого века при проведении многочисленных тогда свадеб молодожены непременно совершали ритуал прохождения под сводом арки туда и обратно. По народному преданию это приносило счастье в семейной жизни. А самые старые жители утверждают, что такая свадебная традиция существовала, не только в советский период, но и в царские времена.

Среди ученых официальное наименование этого уникального природного объекта менее звучное, а, если точнее, совсем безликое – Усть-Койвинская карстовая арка.

Большие Глухие КамниНазвание Глухие Камни присутствует на первых туристских картосхемах, опубликованных в 1928-1930 годах как приложения в путеводителях «По Советскому Уралу». Деление береговых камней на Большие и Малые Глухие первым произвел Федор Опарин в 1936 году, но только на картосхемах. В тексте его путеводителя упоминается лишь «целая серия Глухих Камней». (Опарин, с. 67) Разделение по отношению к чусовским притокам – речкам Большой и Малой Глухой в 1957 году сделал Евгений Ястребов:

«Далее Чусовая протекает через небольшой перекат и принимает справа ручей Большой Глухой, протекающий среди густых зарослей. Ниже его на обоих берегах поднимаются скалы Большие Глухие… Неподалеку от Больших Глухих, тоже на обоих берегах, находятся камни Малые Глухие». (Ястребов, 1957, с. 125-126)

Большие Глухие Камни, действительно выше и мощнее Малых. В настоящее время границу между ними большинство туристов проводит по логу, в котором расположен грот Треугольный. По мнению многих любителей сплава по Чусовой свои названия береговые утесы получили по именам рек Большая и Малая Глухая, выныривающих из-под земли неподалеку от их подножья, что полностью соответствует законам топонимики. Поэтому вызывает большое удивление прямо-таки детское объяснение значения наименования скал, сделанное Анатолием Зуевым:

«Скалы Большие Глухие, расположенные по обоим берегам реки, название свое получили – увы! – за отсутствие эха». (Зуев, с. 144)

За отсутствие эха береговой камень у нас на Урале зовут иначе – Тихий. Есть такой мощный утес на Яйве. А за присутствие особенно красивого, многократного эха его именуют Говорливым. Яркий тому пример широко известный камень на Вишере. Глухая – речки с таким названием широко распространены не только в бассейне Чусовой и ее притоках: Усьве, Койве, но и в бассейнах других крупных рек, протекающих на северо-востоке нашего края. По мнению широко известных не только у нас в Пермском крае, России, но и за рубежом карстоведов Г.А. Максимовича и К.А. Горбуновой их наименование «напрямую связано с карстовыми явлениями». Как правило, такие реки большую часть своего пути проходят под землей. При этом, если подземное речное русло расположено вблизи земной поверхности, то глухой рокот бурного водного потока, несущегося с большой скоростью по извилистым подземным лабиринтам, хорошо слышен наверху. Казалось бы – вот и объяснение названию речек. Что ж, вполне возможно. Однако, на наш взгляд, более точное определение имени притоков заключается в том, что они текут в глухом, замкнутом пространстве, что и послужило причиной их наименования. (Котельников «Смешные», с. 28) Для примера приведем значения слова глухой из «Толкового словаря…» В.И. Даля: «заделанный накрепко», «герметичный». (Даль, I, с. 358) Сравните выражение: «Закрыт наглухо».